Заговор Спартака

/ Просмотров: 292

После шести лет пребывания в школе гладиаторов, в 76 году Спартак приобрел долгожданную относительную свободу и независимость, и был переведен в преподаватели школы. Все эти годы он дрался на арене как вооруженный гладиатор – мурмилон, и сумел завоевать как любовь зрителей, так и учителей своей смелостью, отвагой и способностью показать красивый бой, что считалось в Риме высшим пределом мастерства. Одним из друзей Спартака был преподаватель и ланиста Лентул Батиат, ведь Спартак прославил его и его школу на весь Рим. Батиат гордился своим лучшим учеником и питал к нему безграничное доверие, что Спартак решил использовать в своих планах. Так как в школе Батиата и находилась та прослойка людей, которая, как он думал, помогла бы ему свергнуть Рим.

Он стал потихоньку привлекать в свой круг нужных людей из сотоварищей по арене - мурмилонов, из собственных лучших учеников, большинство из которых он отбирал лично на рынках рабов, когда ездил туда с ланистой. Так же он привечал понтийских воинов, которые участвовали в войне против римлян в первой Митридатовой, используя и подогревая с новой силой их ненависть к Риму. Не брезговал набирать в школу Батиата и опасных беглецов с дурной славой. Ему нужны были бесстрашные сильные личности, имеющие опыт в военном деле, умные образованные организаторы, из которых он выделил троих – Крикса, Эномая и Ганника, но правой рукой Спартака в их заговорщицком отряде был Эномай. Такое имя в ту эпоху было популярно среди представителей «голубой крови», лиц привилегированной знати, царей и троянских героев.

А вот Ганник, по версии историков был из инсубров, наимощнейшего племени Траспадандской Галии, заключившего союз с Ганнибалом и воевавшего вместе с ним против римлян. Их древнюю столицу город Медиолан римляне захватили в третьем веке до нашей эры.

Эта руководящая троица свободно владела кельтским и греческим языками, а так же имела военный опыт командования галльскими и германскими племенами, поэтому их современные авторы смело причисляли их родовую принадлежность к этим племенам.

Такие личные качества как мощная харизма в сочетании с цепким умом и отсутствием страха смерти, а так же, благодаря образованию – прекрасное владение словом и умение убеждать, сделали из них влиятельных достойных лидеров среде гладиаторов и за ее пределами. Вдобавок, они мели ценную стратегическую информацию, вынесенную из личного опыта прежних мытарств по Италии и окружающим ее провинциальным землям, которая оказалась полезной их главному руководителю. Многие современные ученые умы того времени отзываются о них с восхищением, как о людях свободных духом и православных.

Опираясь на этих соратников, Спартак положил начало перевороту власти, желая в корне изменить существующую систему. Знаменитый гладиатор был вхож во все влиятельные дома Рима, рабы и слуги которых, обожавшие Спартака, делились с ним секретной информацией о личной и не только жизни своих хозяев. Информация – сила. Спартак развернул активную агитационную деятельность и привлек на свою сторону большое количество народа. В результате этой бурной деятельности волна заговора, с центральной точкой в Капуре, стала нарастать по всей Италии и провинциям. Постоянно пополняясь новыми людьми и прорастая агентурной сетью не только в дальние захолустные села, но и в сам Рим, и в благородные влиятельные дома, она не могла остаться не замеченной для доносчиков, работающих на римский сенат. Не смотря на строгую конспирацию и преданность делу, доносчику удалось разузнать о заговоре, о чем он немедленно доложил , примчавшись в Рим , городскому претору. И, несмотря на то, что никаких точных сведений и имен у него не было, претор Г. Верес довольно перепугался и срочно созвал Сенат, перед которым выступил с пламенной речью о своих заслугах, о выявлении невиданного преступления – восстания гладиаторов. Сенат вынес решение, и в Капую было направлено письмо, с требованием властям немедленно разобраться в ситуации и покарать заговорщиков.

Письмо было перехвачено людьми Спартака и, узнав о доносе, он решил опередить события, пока не поздно. Посовещавшись с командой, решение было принято начать атаку сейчас, не теряя ни минуты, а не в день открытия Мегалетийских игр, как было запланировано ранее. Первая атака принесла первые потери. Несмотря на то, что им удалось вооружиться полноценным боевым оружием – взломали оружейную комнату украденными с кухни ножами и вертелами - и растолкать опешившую охрану у входа школы, у городских ворот завязалось настоящее сражение с воротной стражей, из которого им удалось вырваться с немалыми потерями. Из многолюдного отряда по ту сторону ворот оказалось только 30 человек. Еще через время подтянулся до 78, и в этом составе тронулся к горе Везувий. Тогда еще, не будучи вулканом, гора могла служить стратегически удобным и хорошо укрепленным местом для временной или постоянной дислокации. С горы открывался вид на море, и если придется сдавать позицию, то можно спуститься на побережье и отбить любой пришвартованный корабль, чтобы попытаться вступить в союз с пиратами, которых большое количество дрейфует в этих водах. По пути отряду легко удалось захватить несколько телег с оружием, предназначавшихся для школы гладиаторов в Помпеях. Но, оружия не бывает много, по ходу они отбирали все кинжалы у встречных людей, и мастерили себе дополнительно деревянные дубинки.

В Капуе, произошедшее в школе Батиата, вызвало недоумение, но не больше. Никого не удивить беглыми рабами и гладиаторами – два предшествующих года оказались абсолютно неурожайными, и на еде для гладиаторов здорово экономили. Батиат не хотел лишних неприятностей, а расслабленной власти не хотелось думать, что она попросту облажалась и дело тихонько прикрыли по обоюдному согласию сторон. Вспомнили о нем гораздо позже, тогда, когда побег 78 гладиаторов вылился в народное восстание и массовые беспорядки и убийства, расследование, проведенное сенатом, привело их к этому делу.

По прибытии на гору Везувий, гладиаторы разбили лагерь, хорошо защищенный лесом и дикорастущим виноградником, и Спартак справедливо предложил проголосовать за командира отряда. Голосование ничего не изменило – главным командующим был выбран Спартак, а Эномай, Крикс и Ганник -соратники , уже проверенные в бою - его заместителями.

Верхушка обдумала план дальнейших действий, и решила перетянуть места сражения с предгорья Везувия на Кампанскую равнину: в Самнию, Апулию, Калабрию и Луканию. Почему именно туда? Расчет оказался простым: в Апулии в 186 – 184 гг. до н.э. уже было восстание рабов. Сюда, на равнину римские власти согнали огромное количество рабов-пастухов, живущих в крайней нищете, обозленных на Рим и сенат, существовала вероятность, что они поддержат восстание. Особенно сильно от римской власти пострадали Лукания и Самния. Ну и, конечно, отсюда шли все поставки хлеба в Рим и другие крупные города, которые следовало перекрыть.

Еще было предложено отправить в различные области Италии хорошо обученных диверсии командиров для создания небольших партизанских отрядом, которые по команде Спартака смогут объединиться в большую регулярную армию для ведения боевых действий.

План немедленно воплотился в действие. Во все города: в Кампанию, Самнию, Брутий и Луканию, а так же на пастбища равнины были отправлены верные гонцы с призывом прислать крепких, надежных людей на Везувий. Постепенно, то там, то там стали появляться партизанские отряды с командиром – гладиатором. По статистике, восстания охотно поддерживают те, кому хуже уже не будет - нищие, доведенные до отчаяния бедностью люди, готовые идти на любые злодеяния.

Качество жизни рабов в латифундриях и небольших имениях оставалось крайне ужасающим, из-за издевательского обращения и истощения - им постоянно недокладывали порции (сказались неурожайные годы), недовольство в массах нарастало как снежный ком, а ямы были заполнены провинившимися и опасными рабами. Поэтому призыв к перевороту среди рабов прошел на «ура!» Начав с убийства одиноких путников, они вошли во вкус и, по ночам гурьбой нападали на неохраняемые зажиточные дома, грабили его и поджигали, часто убивали хозяев.

Весь 74 год римские власти пытались потушить вспыхивавшие повсеместно заговоры рабов, а римские войска постоянно вступали в стычки с партизанскими отрядами, которые все больше пополнялись численностью, оружием и лошадьми.

А в повстанческом лагере на Везувии продолжались обучение и подготовка новых командиров Спартака. Выпускник откомандировывался в определенную для него часть Италии, и тут же начинал свою диверсионную деятельность - создавал партизанский отряд и снаряжал боевые операции. Сначала проводилась хитрая рекогносцировка местности – переодетые в купцов или представителей власти, они спокойно разведывали обстановку, разъезжая по городам и селам, собирая нужную информацию. Затем, собрав весь отряд, атаковали приглянувшиеся объекты: дома, имения и даже небольшие города.

Такие отряды, открыто игнорировали римские законы и устанавливали свои, пользуясь правилом – отбирай у богатых и отдавай бедным, возвращали долговые расписки должникам. Карали жестоких рабовладельцев путем пытки избиением бича до полусмерти на глазах его собственных рабов или превращали в развалины его имение.

Весной 73 года ситуация для рабовладельцев достигла критической точки, вместе с тем картина – откуда ветер дует – стала ясной всем – с Везувия, на котором сгруппировались гладиаторы.

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)